пр. Московский 52, 4 этаж, Харьков, Украина, тел. +38(057)7319580

 

Felix, qui potuit rerum cognoscere causas
Главная » Публикации » Налоговая яма: как фискалы выколачивают деньги из бизнеса

«Административное давление стало настолько сильным, что последний год я больше времени уделяю общению с налоговиками, чем занимаюсь бизнесом, - поделился Олег Иванович, директор компании - реализатора природного газа. - У меня 100 покупателей, и постоянно из налоговой по кому-то из них приходят запросы, встречные проверки».

В мае этого года фискалы пожаловали в саму компанию. И доначислили ей 1,3 млн грн НДС. Из присланного по почте акта проверки на предприятии узнали, что одна из сделок по покупке газа признана бестоварной. «При этом полностью проигнорированы наши возражения на акт с доказательствами реальной поставки газа. Мы предоставляли ведомости НАК «Нефтегаз Украины» и облгазов о реальном прохождении газа по газотранспортным системам к конечным потребителям, - отметил директор трейдера. – Не учитывалось даже то, что наши потребители - промышленные предприятия. Если не было поставки газа, как они все это время работали?». На встрече с руководством налоговой инспекции Олегу Ивановичу сообщили, с какой сумой доначисления ему стоит согласиться, чтобы в дальнейшем не было проблем.

Подобные истории сегодня не редкость. Юристы отмечают, что в последнее время количество наездов налоговой на бизнес увеличилось. «Налоговики, помимо наполнения бюджета, могут, так сказать «по пути», решить дополнительный вопрос в виде обогащения отдельных госслужащих или ликвидации неугодной компании», - говорит исполнительный директор АО «Правовая группа «Доминион» Виктория Голуб.

Был бы налогоплательщик

Партнер ЮК «Инком ЮРЭК» Евгений Дижа отмечает, что со вступлением в силу НК проверки участились. «Повсеместно появляются сообщения, что сотрудники налоговой являются с внеплановыми проверками, без каких-либо предупреждений. Не спешат покидать проверяемого плательщика, и при этом выходят за рамки законных полномочий», - отмечает юрист. По его словам, причина таких действий - не только законный контроль над уплатой налогов, но и желание любым способом пополнить госбюджет. «Плюс добавляется желание отдельных недобросовестных сотрудников получить вознаграждение за «решение» тех или иных спорных вопросов», - резюмирует Евгений Дижа.

Виктория Голуб обращает внимание на то, что основания для налоговых проверок определены ст. 75-80 НКУ. «Особенно интересны основания для формальных проверок, - подчеркивает она. - В частности, это получение информации от госорганов, которая свидетельствует о возможных нарушениях… Ожидайте гостей!». Юрист ЮФ «Ильяшев и Партнеры» Екатерина Вознесенская подчеркивает, что НК предусматривает достаточное количество оснований для проведения фискалами внеплановых проверок. В частности, если по результатам проверок контрагентов выявлены факты нарушений законодательства, не представлена в срок налоговая декларация, выявлены недостоверные данные в декларациях и прочее. Партнер ЮК FELIX Оксана Кобзар говорит, что выявление нарушений законодательства по результатам проверок других плательщиков «активно взято в оборот в рамках всеукраинского тренда - борьбы с т.н. предприятиями «транзитерами», «выгодоприобретателями».

Ведущий юрист ЮК Moris Group Владимир Рак также отмечает, что в последнее время попали под удар компании, среди поставщиков которых обнаружились предприятия, имеющие, по мнению налоговиков, признаки фиктивности (в ГНСУ такие предприятия называют еще «налоговыми ямами»). Признаки фиктивности поставщика (он же – «налоговая яма») довольно разнообразны: отсутствие основных средств, трудовых ресурсов и т.д.; выводы об отсутствии реальных операций между покупателем и поставщиком; неуплата поставщиками налогов; отсутствие поставщиков по месту регистрации и пр. «В результате - признание налоговиками сделок ничтожными во внесудебном порядке и доначисление налоговых обязательств и штрафных санкций», - говорит юрист.

Управляющий партнер LCF LAW GROUP Анна Огренчук говорит, что зачастую повод для проведения органами налоговой службы внеплановой проверки, предоставляют сами плательщики (непредоставление в установленный срок декларации, недостоверность данных в них, к возмещению предъявлены значительные суммы НДС, жалоба контрагента плательщика о непредоставлении ему налоговой накладной плательщиком и т.д.). В то же время, партнер ЮФ «КПД Консалтинг» Кирилл Казак подчеркивает, что реальные причины визита на предприятие ГНС могут быть разные. Но внешне это всегда мотивируется законными основаниями. «Все свои проверки ГНС старается внешне «обставить» документально как соответствующие закону и имеющие реальные основания. Каждая компания может подвергнуться внезапному визиту налоговиков. Ведь в цепочках контрагентов практически любого предприятия имеются так называемые «предприятия с признаками фиктивности», - говорит он.

В ответе за всех

Управляющий партнер ЮК «Лигал Асистанс Груп» Дмитрий Йовдий подтверждает, что сегодня наиболее распространенный инструмент давления на бизнес - внеплановые проверки, охватывающие одновременно большую цепочку контрагентов. «Их результатом является признание сделок между такими контрагентами ничтожными («бестоварными», «фиктивными»)», - говорит юрист. Такие проверки осуществляются под предлогом борьбы с конвертационными центрами. Но реальной целью обычно является выполнение плана по наполнению бюджета за счёт доначисления налогов и штрафов.

Схема подобного наезда нехитрая. Фискалы составляют акт, в котором определяют, что сделки, заключенные одним из контрагентов цепочки, являются ничтожными. При этом они оперируют ст. 215 Гражданского кодекса, в соответствии с которой для признания сделки ничтожной не нужно решения суда в случаях, оговоренных законом. И ссылаются на ч. 1 ст. 228 ГК, мол, сделка направлена на «незаконное завладение государственным имуществом». Получается, что достаточным основанием для признания сделки ничтожной может служить лишь вывод налоговиков о «сомнительном статусе» контрагента, заключившего сделку (например, предприятие не находится по месту регистрации или у него недостаточно, производственных условий для ведения хоздеятельности). Далее акт рассылается в налоговые, на учете которых стоят компании - покупатели товаров/услуг из этой цепочки. И с проблемами сталкиваются все добросовестные контрагенты.

«Как правило, в таких случаях представители налогового органа выполняют все предусмотренные законом требования и имеют на руках необходимые документы, дающие право на проверку. Но вместо полноценной выездной проверки они ограничиваются анализом отображенного в акте факта ничтожности предыдущих сделок «проблемного» контрагента. В результате делается вывод о ничтожности сделки между «добросовестным» и «проблемным» контрагентом», - поясняет Дмитрий Йовдий. Соответственно, налоговики определяют, что операций не было и налоговый кредит по НДС добросовестными контрагентами сформирован безосновательно. Любые доводы о реальности сделок игнорируются.
Владимир Рак отмечает, что действующее законодательство не предусматривает ни право, ни обязанность покупателя проверять технические возможности контрагентов. При этом основные средства и трудовые ресурсы могут привлекаться по договорам аренды, или другим договорам у третьих лиц. Кроме того, согласно решениям Верховного суда, неуплата продавцом налогов в бюджет, не может влиять на права и налоговую ответственность покупателя в случае фактического осуществления хозяйственных операций. Но налоговая привыкла трактовать закон по своему. «Ни одна проверка не проходит без доначисления налоговых обязательств и штрафных санкций. При этом фискалы трактуют нормы налогового законодательства на свой лад, используют, якобы, существующие разъяснения ГНСУ, не показывая их» - говорит Екатерина Вознесенская.

 

Нарушения и преступления

Юристы отмечают, что участились и случаи, когда работники налоговой милиции без предупреждения вторгаются с обыском к субъекту хозяйствования, что, в свою очередь, блокирует нормальную деятельность последнего. «Известны ситуации, когда налоговые милиционеры открывали стрельбу по сотрудникам проверяемой компании», - рассказывает Екатерина Вознесенская. Правда, Оксана Кобзар подчеркивает, что наезды по силовому сценарию, изъятие документов и имущества – это методы работы силовых структур. «Такие действия правоохранительных органов могут быть лишь в случае ведения оперативно-розыскных дел или расследования уголовных дел», - подтверждает Евгений Дижа. По словам Оксаны Кобзар, в комплексных визитах на предприятие с изъятием документов, компьютеров, опросами сотрудников и т.п. могут быть задействованы милиция, в том числе налоговая, УБОП, ОБЭП, прокуратура, СБУ. «Спектр статей, по которым возбуждают уголовные дела, широкий – фиктивное предпринимательство, уклонение от уплаты налогов, должностные преступления и т.д.», - говорит она. Хотя и отмечает - если раньше, за безосновательное возбуждение дела летели головы, и такое явление не имело широкого распространения, то в последнее время дела начали возбуждать с особой легкостью.

Следует также отметить, что с 1 января 2011 года вступил в силу закон № 2756-VI от 02.12.2010, которым были внесены изменения в ст. 112 УПК. Они расширили подследственность дел налоговой милиции. В частности, к таковым отнесены дела о доведении до банкротства. Также расширены возможности налоговой милиции в расследовании дел о фиктивном предпринимательстве. Но юристы подчеркивают, что такие мероприятия регламентируются нормами закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и УПК Украины,  а не НК. «Согласно ст. 61.3. НК органы службы безопасности, внутренних дел, прокуратуры не имеют права принимать непосредственное участие в проведении проверок субъектов предпринимательства по вопросам налогообложения, - говорит руководитель офиса АО «С.Т. Партнерс» в Одессе Александр Муконин. - Также, на основании ст. 78.3. НК работникам налоговой милиции запрещено принимать участие в проведении плановых и внеплановых выездных налоговых проверок, если такие проверки не связанны с проведением оперативно-следственных действий или расследованием уголовных дел». Он также отмечает, что ст. 85.4 НК Украины запрещено изъятие оригиналов первичных финансово-хозяйственных, бухгалтерских и других документов, за исключением случаев, предусмотренных УПК. А в соответствии с требованиями ст. 178 УПК выемка оригиналов первичных финансово-хозяйственных и/или бухгалтерских документов проводится только по мотивированному постановлению суда.

За правду стоит бороться

Старший юрист ЮФ «Василь Кисиль и Партнеры» Иван Юрченко считает - чтобы защитить свои права нужно идти в суд. «Но чтобы охладить пыл впервые лично столкнувшихся с грубым попранием своих прав, органы налоговой службы информируют, что, согласно официальной статистике, вероятность успешности предприятия в суде, в среднем, равна не больше не меньше, 5%. А в некоторых регионах – меньше 1%...» - замечает он. Однако такие заверения не должны пугать предпринимателей. Иван Юрченко настаивает - важно помнить, даже официальная статистика ошибается, а предпринимателей выигравших суды у налоговой гораздо больше чем 5%!

Директор газовой компании Олег Иванович на такие уловки не поддался. И решил оспаривать решение налоговой в суде. «Суд первой инстанции к нашим доводам прислушался и отменил решение налоговой службы. Но впереди апелляция, от которой не знаешь чего ожидать», - рассказал предприниматель. Он добавил, что под эту гребенку «ничтожности» сделок попали более десятка газовых трейдеров, которые покупали газ у одного «проблемного» поставщика. И далеко не всем удалось в суде отстоять свою правоту. «Вроде ситуация у всех аналогична, но решения суда противоположные. Вот и не знаешь чего ожидать», - пояснил Олег Иванович.

Иван Юрченко полагает, что, поскольку за многие годы положительные изменения так и не случились, очевидно, в ближайшей перспективе наиболее комфортно будет себя чувствовать бизнес, который сможет адаптироваться к такой среде, и понимать ее неписанные законы. «Альтернатива – постоянно бороться за право вести бизнес по правилам. Это трудно, но только такие предприниматели смогут что-то изменить к лучшему», - уверен юрист.

 

По материалам издания «Контракты» №47 от 21.11.2011

design by Andrew Grachev
СКИДКА 20%