пр. Московский 52, 4 этаж, Харьков, Украина, тел. +38(057)7319580

 

Felix, qui potuit rerum cognoscere causas
Главная » Публикации » Офшорам расширили границы

Офшорам расширили границы

Комментарий Инны Плескач для «Finmaidan.com», юридическая фирма FELIX

Под контроль трансфертного ценообразования подпали операции с рядом стран

Кабинет министров расширил перечень стран, торговые операции с которыми подлежат усиленному контролю в рамках администрирования трансфертного ценообразования. Основанием для пересмотра списка стран с «льготным налогообложением» стали изменения в Налоговый кодекс, которые позволили включить в этот список Австрию, Туркмению, Гонконг и остров Ниуэ. В появлении одной из этих стран в списке может быть «политический след».

Правительство включило Австрию, Туркменистан, остров Ниуэ возле Новой Зеландии и особый административный район Китая Гонконг в перечень стран, торговые операции с которыми подлежат усиленному контролю в рамках трансфертного ценообразования. Распоряжением Кабмина № 449-р от 14 мая из списка была исключена Албания. В перечне теперь 76 стран.

Основанием для пересмотра списка стало расширение с 1 января 2015 года перечня критериев для отбора стран, торговые операции с которыми подлежат усиленному контролю: соответствующие изменения в конце 2014-го были приняты в Налоговый кодекс. «Если раньше единственным критерием была более низкая ставка налога на прибыль – не менее чем на 5 процентных пунктов ниже, чем в Украине (то есть менее 13%. – FinMaidan), то теперь контролю подлежат операции и со странами, с которыми у Украины нет подписанных договоров об обмене информацией, а также если государство не раскрывает в публичном доступе информацию о структуре собственности юрлиц», – говорит директор налогово-юридического департамента Deloitte Александр Черинько.

Логичное решение

Включение в список Туркмении, Гонконга и Ниуэ у экспертов не вызывает вопросов. «В Туркменистане ставка налога на прибыль составляет 8%, а для частных юридических лиц – 2%, в Ниуэ – 30% и 0%, которая распространяется на офшорные финансовые компании и инвестиции. В Гонконге ставка налога составляет 16,5%, при этом компании, включая торговые и сервисные, могут подать заявку на офшорное освобождение, если их прибыль не получена на территории Гонконга и, таким образом, не подлежит обложению налогом на прибыль», – рассказывает FinMaidan юрист юрфирмы FELIX Инна Плескач. «Система налогообложения в Гонконге аналогична той, что действует в Сингапуре. При этом Сингапур был в списке еще в 2013 году. Логично, что сейчас в него включили и Гонконг», – поясняет директор департамента международного налогового планирования ЮФ ICF Legal Service Наталья Ульянова.

По данным Госстата, в I квартале 2015 года объем экспорта товаров Украины в Гонконг составил $4,1 млн, в Туркмению – $52,2 млн, на остров Ниуэ – неизвестен.

Исключение из списка Албании логично (экспорт составил $8,5 млн): ставка налога на прибыль в стране составляет 15%, то есть всего на 3 п.п. ниже, чем в Украине. «Я ни разу в своей практике не сталкивалась со случаями регистрации бизнеса в Албании», – говорит Наталья Ульянова.

Избирательный подход

Эксперты удивлены включением в этот список Австрии. Ставка налога на прибыль в этой стране даже выше, чем в Украине – 25%. «В то же время к холдинговым компаниям, которые получают прибыль с иностранных источников, применяется нулевая ставка», – уточняет Инна Плескач. «Аналогичные правила работы бизнеса действуют еще в ряде стран ЕС, но в список включена только одна страна», – удивлена Наталья Ульянова. «Не исключено, что решение о включении в список Австрии было политическим, принятым в рамках деолигархизации. Именно через эту страну вели бизнес бизнесмены, связанные с прежней властью», – уточнили в одной из юрфирм. По данным Госстата, по итогам I квартала объемы экспорта в Австрию составили $89,8 млн.

Александр Черинько отмечает, что если бы Кабмин подошел формально к выполнению требований норм Налогового кодекса, список стран был бы намного шире. «Но любое расширение списка влечет за собой увеличение объема контролируемых операций с несвязанными лицами, что не соответствует смыслу правил трансфертного ценообразования. В нынешней ситуации правительству скорее нужно оттачивать механизмы доказательства связанности между украинскими компаниями и нерезидентами. При успешном выполнении этой задачи сама необходимость в существовании такого списка отпадет», – считает он.

Виктория Руденко

 

design by Andrew Grachev
СКИДКА 20%