пр. Московский 52, 4 этаж, Харьков, Украина, тел. +38(057)7319580

 

Felix, qui potuit rerum cognoscere causas
Главная » Публикации » Таможенники наполняют бюджет конфискатом

Декриминализация контрабанды вылилась в трехкратный рост «конфискатно-штрафных» доходов госбюджета.

Как сообщили «i» в Гостаможслужбе, за 2012 г. таможенные органы завели 23 386 дел о нарушении таможенных правил на сумму 1,99 млрд. грн. При этом в прошлом году в бюджет от исполнения постановлений судов и таможни по соответствующим делам перечислено средств на сумму 126,6 млн. грн.: 21 млн. грн. — от взысканных штрафов, 105,6 млн. грн. — от реализации конфискованного имущества, валютных ценностей и средств с депозитов органов СБУ.

«Количество перечисленных средств от выполнения наложенных взысканий в 2012 году увеличилось втрое», — уточнил в комментарии «і» первый заместитель начальника департамента по борьбе с контрабандой и таможенными правонарушениями ГТСУ Юрий Гвоздий.

Такая ??динамика объясняется, прежде всего, декриминализацией контрабанды.  В 2011 г. Верховная Рада отменила уголовную ответственность за контрабанду товаров. Она ??осталась лишь для операций с культурными ценностями, ядовитыми, взрывчатыми, сильнодействующими веществ, радиоактивными материалами, оружием и спецсредствами негласного получения информации.

При этом были серьезно усилены финансовые санкции. Штраф за контрабанду составляет 100% от стоимости выявленных контрабандных товаров с его конфискацией, а также с конфискацией товаров и транспортных средств со специально изготовленными хранилищами (тайниками), которые использовались для перевозки. За повторное в течение года совершение одним и тем же лицом аналогичного нарушения штраф удваивается.

По мнению партнера ЮФ «Лексфор» Владислава Шаповала, «гуманизацию» ответственности за контрабанду в целом можно приветствовать. «Контрабанда товаров, по своей сути, имеет экономическую природу и направлена ??против экономических интересов государства, следовательно, и ответственность за нее должна быть адекватной нарушению и выполнять восстановительную функцию», — говорит правовед.

В то же время специалисты считают, что предусмотренные законом финансовые санкции могли бы все-таки быть несколько мягче. «Например, по законодательству Великобритании, максимальный размер взыскания не должен превышать 2500 фунтов стерлингов за серьезные нарушения таможенного законодательства и 1000 фунтов — за менее тяжкие нарушения», — рассказывает сопредседатель комитета по вопросам таможенной политики Американской торговой палаты в Украине, старший менеджер PricewaterHouse в Украине Игорь Даньков.

Гвоздий признает, что финансовые санкции за контрабанду усилены беспрецедентно, однако объясняет, что это было обусловлено необходимостью обеспечения надлежащего превентивного и воспитательного воздействия на правонарушителей. «Лицо, виновное в совершении правонарушения, должно чувствовать весь груз ответственности, в т.ч. финансового характера», — убежден таможенник.

Шаповал преимуществом считает то, что сократились сроки для завершения юридического осуществление соответствующих дел. «Раньше факт контрабанды выявлялся таможней, дальше следствие по уголовному делу вела СБУ, а окончательное решение по делу принимал суд, причем это решение могло быть обжаловано в апелляционной и кассационной инстанции. Прохождение всех этих стадий требовало месяцев, если не лет. Сейчас административное производство по делам о контрабанде четко лимитировано во времени и относится к компетенции только таможенных органов и местных судов», — говорит юрист.

Вместе с тем представитель ЮФ «Лексфор» указывает на то, что поскольку Таможенный кодекс Украины упростил процедуру рассмотрения дел о нарушении таможенных правил, поэтому их количество значительно возросло. «Подавляющее большинство из них завершается применением судами соответствующих санкций, количество «оправдательных» решений, как это свойственно украинской судебной системе, совсем незначительно. Однако такая ситуация обусловлена ??объективной причиной — очевидным характером контрабанды. Лицу трудно отстоять в суде свою невиновность, когда, например, во время пересечения границы в его транспортном средстве обнаружены специально оборудованные тайные хранилища с контрафактными табачными изделиями или алкоголем», — отмечает юрист.

Правда, партнер ЮФ «FELIX» Оксана Кобзарь обращает внимание на проблему с качеством правосудия при рассмотрении «контрабандных» дел, особенно — на апелляционном уровне. «Здесь дело может попасть к судье, который понятия не имеет о порядке ввоза товара, путает экспорт с импортом. Мотивировать такого судью вынести справедливое решение может только естественное стремление к познанию и собственная совесть. Но окончательный характер решения, загруженность другими делами — более весомые мотиваторы вынести решение в пользу таможни», — констатирует правовед.

Кобзарь имеет также замечания и к качеству работы таможенников в отдельных ситуациях. «Был случай, когда таможня применяла административную контрабанду фактически за то, что иностранный поставщик не выполнил свои обязательства в части оплаты доставки товара и нарушил предусмотренные контрактом условия поставки», — рассказывает юрист.

В свою очередь Даньков призывает отечественных законодателей предусмотреть, чтобы взыскание за нарушение таможенных правил накладывалось на предприятия как юрлица, а не на граждан-физлиц.

«В 2012 наложено штрафов за нарушение таможенных правил на 122,6 млн. грн. В то же время, в бюджет фактически поступило лишь 21,02 млн. грн. (т.е. 17% от общей суммы). Одной из причин этого могло быть то, что эти санкции налагаются на физлицо (например, на водителя, директора или декларанта предприятия), а не на предприятие, которое перемещает товары. Понятно, что физлица часто не в состоянии оплатить многомиллионный штраф», — резюмирует эксперт.

 

Автор: Василий Пасочник

 

design by Andrew Grachev
СКИДКА 20%